РЫЦАРЬ НАЦИОНАЛЬНОГО ЗОДЧЕСТВА

Հեղինակ: 
Մագդալինա Զատիկյան
Ամսաթիվ: 
Շաբաթ, Սեպտեմբեր 28, 2013

17 сентября общественность Армении отметила 105-летие со дня рождения выдающегося архитектора, одного из основателей архитектурной школы, Мастера Рафаела Исраеляна. К сожалению, повода заговорить о "широкой общественности" так и не представилось: отдать дань уважения и почтить память великого зодчего, создавшего неповторимые памятники национальной архитектуры и навсегда вписавшего свое имя в каменную летопись армянского народа, пришли самые близкие – члены семьи, ученики и последователи созданной им школы. Среди них - председатель Союза архитекторов Мкртич Минасян, директор мемориального комплекса Сардарапатской битвы Карен Аристакесян, директор Музея-заповедника "Эребуни" Гагик Гюрджян, архитекторы Эдуард Сафарян, Джим Торосян, Джеймс Аветисян, Давид Кертменджян и другие.

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ МАСТЕРА ОСТАЛСЯ ВНЕ ПОЛЯ ЗРЕНИЯ и отечественных СМИ: из более 50 приглашенных мероприятие посетили лишь съемочная группа ТВ "Еркир Медиа", корреспондент Общественного армянского радио и пара газетных журналистов. Тем не менее скромное торжество не только состоялось, но и продлилось весь день. Началось оно с возложения цветов на могилу Рафаела Исраеляна и завершилось под сводами одного из шедевров творчества Мастера – мемориального комплекса "Сардарапат", где в Национальном музее этнографии армян и истории освободительной борьбы состоялись вечер памяти и поминальная трапеза.

"Рад приветствовать всех в Сардарапате – втором, без преувеличения, доме Рафаела Исраеляна. Рад, что здесь собрались люди, действительно ценящие его как человека и архитектора, друга и педагога, - начал памятный вечер Карен Аристакесян. – Трудно представить, что ровно 40 лет Рафаела Исраеляна нет с нами. Чем он дальше, тем больше мы стремимся его приблизить, но чем больше приближаем, тем больше он отдаляется, ибо Исраелян как горизонт, вечный и видимый, но недосягаемый. Это человек, говоря о котором мы представляем не его, отдельно взятого, а всю Армению, на просторах которой он оставил свой многоликий, неизгладимый и самобытный след".

Неповторимые в своем многообразии и красоте орнаменты на мемориальном обелиске "Мать Армения" и над входом в парк Победы, жемчужины архитектуры, из которых сложен мемориал Сардарапата с неповторимым Этнографическим музеем, слившим воедино вершины Арарата и Арагаца, величественные памятники в честь воинских битв в Муса-лере и Нор Ачне, не знающие себе равных "Мараны" Ереванского винно-водочного комбината, "Орел-строитель" у западных ворот столицы, "Львица" на въезде в Гегард, знаменитая Арка Арарата (Арка Чаренца) по дороге в Гарни, церкви Св.Вардана в Нью-Йорке, Сорока младенцев в Милане и храм Св.Нерсеса Шнорали в Монтевидео, ажурный родник в сквере на пересечении столичных улиц Теряна и Исаакяна – невозможно перечислить все творения первого армянского народного архитектора Рафаела Исраеляна, вошедшие в сокровищницу армянского зодчества.{gallery}israelyan{/gallery}

САМОБЫТНЫЙ ПОЧЕРК ИСРАЕЛЯНА проявился уже в первом крупном проекте – здании винных подвалов треста "Арарат". Рафо, как называли архитектора современники, отличало умение находить органичные проектные решения на основе традиций, заложенных предшественниками, использовать простые, лаконичные и компактные конструкции, чтобы вдохнуть в них мощь и красоту. На базе достижений прошлого он создавал новое, вкладывая новый смысл в каждую деталь, фрагмент, строение, и при этом, как говорил он сам, "не копировал прошлое, а лишь пользовался им". Обладая оригинальным творческим мышлением, он проложил собственное направление в отечественной архитектуре, объединив традиции национального зодчества с современными тенденциями, найдя воплощение своих архитектурных замыслов в богатстве армянской культуры. Тем самым вслед за творениями Александра Таманяна национальное начало в архитектуре той эпохи получило значение ключевого.

Редкий и пленительный мастер, как называли Исраеляна друзья и коллеги, и сам отличался простотой. "Он носил кепку набекрень, а верхняя пуговица рубашки нередко была пристегнута не к тому отверстию, ибо он был в постоянном творческом поиске, с головой уходил в работу, - вспоминает ученик Рафаела Саркисовича Джеймс Аветисян. – Однажды на очередном Всесоюзном пленуме деятелей культуры и искусства, куда мы прибыли в составе делегации от Армении, случился казус: одна из организаторов пленума не позволила Исраеляну занять место делегата, заявив, что оно предназначено для архитекторов, а не простых граждан. Он не растерялся и принялся расспрашивать об архитектуре и профессии архитектора, прикинувшись неучем и подтрунивая над дамой. Ситуацию спасла Сильва Капутикян, "заступившаяся" за Рафо. Каково же было удивление дамы, когда она узнала, что перед ней народный архитектор Рафаел Исраелян".

Как отмечает другой ученик Р.Исраеляна, академик архитектуры Джим Торосян: "В нем была строгая форма, но не было формальностей. Рафаел Саркисович был теплой и всеми любимой личностью, он был старше нас, студентов, лет на 20, но делал все, чтобы мы не чувствовали этой разницы. Он был патриотом, профессионалом и большим мастером орнаменталистики, мог нарисовать любой проект или узор с закрытыми глазами".

Исраелян рисовал всегда, везде и на всем, что попадалось под руку - будь то клочок бумаги, салфетка, тарелка, камень. Потребность творить была у него в крови. Разносторонне одаренный, он увлекался книжной графикой, разрабатывал эскизы изделий прикладного творчества, рисовал, писал теоретические труды и короткие рассказы, в которых проявлялась вся его натура, полная энергии, позитивных эмоций, скромный, требовательный к себе и окружающим человек.

С БОЛЬШОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ РАФО ПОДХОДИЛ К ПРОЕКТИРОВАНИЮ церквей, давая современную трактовку классической форме, принятой в армянском храмовом зодчестве. Мастер мемориалов и малых архитектурных форм, он создал запоминающиеся смотровые площадки, памятники-родники, использовав в последних богатство рельефного рисунка, свойственного хачкарам. Кстати, тема хачкаров использована им и в памятнике жертвам Геноцида 1915г. во дворе Эчмиадзинского Кафедрального собора. Предметом постоянных поисков Рафаела Исраеляна оставалась архитектура жилых зданий.

Благодаря преданному и самозабвенному труду этого талантливого зодчего Армения сегодня по праву может называться протяженным выставочным залом, немалую и потрясающую по красоте часть экспонатов которого составляют архитектурные шедевры Рафаела Исраеляна, способного оживить любой камень. По проектам этого рыцаря армянской архитектуры построено свыше 150 зданий и сооружений – памятных, христианских, промышленных, общественных, жилых, а также произведений малой формы архитектуры. Еще множество идей осталось на бумаге в виде эскизов и проектов, в десятках папок, которые хранят его прямые потомки. Среди них - проекты нереализованных строений и мемориальных памятников, варианты осуществленных сооружений, многочисленные эскизы, акварельные работы, литературные произведения – рассказы и воспоминания, профессиональные и научные статьи, записи выступлений архитектора и многое другое. Архивные материалы есть и у друзей и коллег Исраеляна.

Архив богат и ценен, однако разбросан по разным адресам. Остаются тщетными попытки получить от государства или частных инвесторов помещение для именного музея Рафаела Исраеляна и тем самым создать необходимые условия для сохранности, каталогизации архива, его издания в виде книг и отдельных публикаций. Это тем более актуально сегодня, когда в современной армянской архитектуре очевидна тенденция к отходу от национального мышления.

Կիսվել